Умный поиск

Максим Полянчиков: успешность в работе целиком зависит от человека

Предлагаем Вашему вниманию интервью с инженером-практиком, экспертом по неразрушающему контролю Максимом Полянчиковым, которому довелось поработать в Европе, ОАЭ, Египте, Иордании, Катаре. Говорим о техническом образовании, мотивации, престиже профессии инженера, зарплатах и многом другом.

Расскажи в двух словах про свой путь в инженерию

Мой путь технаря начался еще в 7-м классе. Именно тогда я решил поступить в Желтоводский лицей естественнонаучного образования, на физмат факультет. Хотя до этого, в детстве, мечтал стать писателем [смеется].

Интервью с Максимом Полянчиковым| Dystlab Library

Лицей тогда был элитным учебным заведением в небольшом городке Желтые Воды [Украина — прим. Dystlab] и попасть туда можно было, только сдав экзамены. Если до этого я в школе был лидером класса, то в лицее я опустился до уровня троечника, так как уровень подготовки был действительно высок как у одноклассников, так и у преподавателей.

Еще один нюанс: в школе я учил французский, а в лицее пришлось учить английский. Тогда, в смутные 90-е, занятия с репетитором помогали лишь кое-как справляться с домашними заданиями. Это было прожигание денег, которых, как я понимал, в нашей семье было немного. И я решил, что смогу и самостоятельно справиться. Вот, наверное, с этого момента и начался мой путь человека, который знает, куда двигаться дальше.

Я поступил на физико-технический факультет Днепропетровского национального университета, на кафедру радиоэлектронной автоматики. Там было две группы: неразрушающий контроль (сами методы) и проектирование оборудования для него. Я пошел на разработку этого оборудования. После 4-го курса устроился на работу в компанию, которая была альтернативой ЭТЦ (экспертно-технического центра). Тему своей дипломной работы я взял именно на этом предприятии. Тема была не сугубо инженерная (я занимался разработкой системы информационной защиты коммерческого предприятия), но я получил хорошую поддержку и от университета, и от самой компании. Мне пришлось серьезно вникнуть в различные стандарты и впервые познакомиться со стандартами, отличными от ГОСТов, ОСТов (например, со стандартами ISO).

Следующим толчком к моему профессиональному развитию стало приобретение компанией английского оборудования, которое применяло инновационный метод контроля. На тот момент этот метод еще не был стандартизован. Это было, своего рода, ноу-хау. Однажды к нам приехал Дэвид Элейн [Dr. David Alleyne], основатель компании Guided Ultrasonics Ltd. Вот со знакомства с ним всё пошло и поехало [улыбается].

Интервью с Максимом Полянчиковым| Dystlab Library

В одном из видео наш CEO Виталий Артемов привел тебя в качестве примера состоявшегося, а главное — успешного инженера. Как ты считаешь, почему инженеры из СНГ отказываются верить в престиж своей профессии?

Я согласен с тем, что в нашей стране профессия инженера не считается престижной. При этом, если считать вклад инженеров в развитие цивилизации, то на мой взгляд, он очевидно более значительный, нежели юристов и экономистов.

Сравнивая с зарубежом (будем говорить о странах Европы и Ближнего Востока, с которыми мне довелось сотрудничать), обратил внимание, что обращение к специалисту у них “мистер”, а в отношении инженера — “мистер инженер”. Ко мне, например, применяют две формы: “инженер Максим” и “мистер инженер Максим” :)

Инженерная специальность очень престижна здесь. Инженерное образование повышает социальный статус. Мнение инженера на заводе, производственном предприятии — очень весомо. Главный инженер предприятия-клиента разговор со специалистом начинает с вопроса: “Вы инженер или техник?” Когда я отвечаю: “инженер” — отношение кардинально меняется, приносится кофе… [улыбается] и уже ведется конструктивная беседа: согласуется проведение работ, совместный поиск вариантов устранения обнаруженных дефектов и т. п. В результате таких бесед и зарождается долговременное сотрудничество.

Успешность в работе целиком зависит от человека: его умения найти подход к заказчикам, его амбиций и желания развиваться. Если человек удовлетворяется тем, что имеет, и не стремится достичь большего — он и останется там, где есть.

Расскажу один случай. На предыдущей работе, еще студентом, я по совместительству работал в отделе оформления экспертных заключений, отчетов, чертежей, схем и т. п. В компании был один сотрудник — эксперт по промышленной безопасности (высшая планка в клане специалистов, потому что дальше уже идет менеджмент, руководство). Через 7 лет я стал его начальником. В одном из разговоров он сказал: “Конечно, ты стал начальником, потому что знаешь английский.” Меня это зацепило. Ведь язык я начал учить, уже работая на предприятии. Кто ему мешал это сделать? Мне это удалось каким-то образом, несмотря на отсутствие свободного времени — в семье только-только появился малыш. И учился я, в основном, в командировках, после работы. Правду говорят, что человека делает не то, чем он занимается в рабочее время, а то, чему он посвящает свое нерабочее время. Так вот, после окончания рабочего дня в командировке, я домашки по английскому делал, а он — водку с друзьями пил… Вот и вся разница.


человека делает не то, чем он занимается в рабочее время, а то, чему он посвящает нерабочее


Максим, правильно ли говорить, что за рубежом в инженере привыкли видеть человека, обладающего и развитым интеллектом, и культурой, и юмором, и предприимчивостью?

Да, но это больше относится к странам Ближнего Востока. В Европе инженер — обычная профессия. Уважаемая, конечно, но инженера уважают там как любого самозанятого человека. Больший престиж имеют ученые, профессора и т. д., но это уже другая категория, категория науки.

Интервью с Максимом Полянчиковым| Dystlab Library

Расскажи о своем опыте работы в Украине

Работа заключалась в технической диагностике оборудования повышенной опасности (различные промышленные котлы, трубопроводы, сосуды под давлением и др.). Оборудование различное, но ответственное. И работа по контролю тоже очень ответственная, нужна квалификация: не просто так подошел и стал толщиномером тыкать [смеется].

Меру ответственности я осознал при рассмотрении случаев поломки и отказа оборудования, взрывов и других опасных последствий недостаточного контроля. Работа в Украине была довольно разнообразна. Это и химические заводы, и нефтеперерабатывающие, и коммунальные предприятия — абсолютно разное по назначению оборудование. Почти 14 лет я проработал в украинской компании.


инженера уважают как любого самозанятого человека


Как ты устроился в зарубежную компанию?

Сам я не стремился к этому. Меня больше года “укатывали” перейти в эту компанию.

С чего все началось. Когда доктор Элейн объяснял принципы устройства оборудования, он написал на доске уравнение сигнала и начал объяснять, каким образом происходит его трансформация. Именно в этом вопросе я отлично ориентировался, так как в универе даже подрабатывал, делая ребятам курсовые на тему сигналов и их прохождения. И я заметил ошибку в преобразовании Фурье, которую допустил доктор в своем объяснении. Английский у меня тогда был очень слабый. Отбросив стеснение и попытки что-либо пояснить на ломаном английском, я просто подошел к доске и исправил ошибку. В этот момент вошел генеральный директор, чтобы узнать, как проходит обучение персонала, и увидел, как доктор Элейн признал, что ошибся и поблагодарил за подсказку… После этого в компании были организованы курсы английского языка [улыбается]

Было очень много различных конференций, выставок, семинаров, поскольку направление, которым мы занимались, было еще совсем новое. Компании, которые хотят быть успешными, работают не только в Украине, но и за рубежом. И я возглавил направление международной деятельности нашей компании. Появились заказы, сначала через посредников. Инспекционные компании, у которых не было таких технологий и специалистов, брали нас на субподряд. Вот на таких работах я познакомился со многими людьми. Преимущественно, это был Ближний Восток и восточная Европа (Польша, Румыния, Болгария). Западная Европа не так часто прибегала к сотрудничеству с нами — там очень высокий уровень и они очень консервативны: чтобы принять что-то новое, им нужно много времени. Они долго проверяют все инновационные методы прежде, чем внедрить их в свою систему проверки оборудования.

Так вот, мои новые знакомые часто приглашали меня на работу в свои компании, так как видели, что я неплохо разбираюсь в теме, а специалистов по такому оборудованию им не хватало. Предложений было много, но я долго им сопротивлялся [смеется]. Наверное, лет пять, так точно. Несмотря на “вкусные” предложения, меня смущал момент переезда с семьей. Для меня это не совсем приемлемо. Тем более, покатавшись по многим странам, я понимал, что это не то, чего хотел бы я и моя семья.

Интервью с Максимом Полянчиковым| Dystlab Library

Сколько сегодня зарабатывает инженер твоей специальности, в Украине и за ее пределами?

По моей специальности есть два уровня зарплат в Украине: уровень частных и государственных компаний. У государственных компаний уровень где-то в 1,5 раза ниже, чем у частных. И в то же время, за рубежом, предлагают зарплату в 5 раз выше, чем в частных компаниях в Украине.

Таким образом, если зарплата эксперта в Украине на уровне 350-400 долларов США, то за рубежом, к примеру, на Ближнем Востоке — от 1500 USD в месяц. Есть вариант со схемой удаленного сотрудничества, как у меня: когда я преимущественно нахожусь дома и выезжаю в командировки только под какие-то проекты в качестве супервайзера (для осуществления технического надзора, в основном). В этом случае зарплата ниже, но тем не менее, все равно выше, чем в Украине.

Способны ли вузы сегодня подготовить инженера к работе?

Вуз, какой он есть сейчас — это всего лишь средство. В основном, всё от людей зависит. Все знают, что почти в каждой группе есть разгильдяи и есть заучки, которые берут от системы по-максимуму.

Вот последние, они могут с помощью вуза выйти на тот уровень, когда можно прийти в компанию и сразу работать?

Однозначно — нет. У меня есть яркий пример одногруппника, который брал по-максимуму, получил “красный” диплом, но два последних года обучения он много времени посвятил самообразованию (в 2000-х как раз Интернет стал общедоступен). Сейчас он запускает спутники на орбиту для картографирования поверхности Земли. То, что давал вуз, ему было недостаточно, хотя профиль деятельности — тот самый, физтех (база ракетостроения).

То есть, нужно учиться самостоятельно. Прежде, чем выйти на какой-то уровень в практике, нужно ни один год учиться дополнительно.

В университете, в вузах вообще очень мало каких-то практических знаний. Много теории, много лишней теории, что очень быстро забывается — и время оказывается потраченным впустую. Не хватает практических примеров — это то, что я по себе понял. То же самое преобразование Фурье, которое было у нас на вышке (и которое мы использовали в курсовых), совершенно иначе представлено на практике. На практике всё конкретно: вот прибор, вот объект, вот принцип работы, как обнаруживаются дефекты и т. д.


вуз, какой он есть сейчас — это всего лишь средство


А почему инженеры-практики не идут преподавать?

Ну, здесь, я думаю, несколько причин/нюансов. Когда практик сталкивается с теоретиком, то в дискуссии теоретик его “съест”, и даже не подавится [смеется].

У практиков действительно остается только то, что они применяют. Очень многое забывается из теории. Поэтому практики могут быть не уверены в себе в плане теоретических знаний. То есть в академических вопросах практик может “поплыть” очень легко.

Кроме того, преподаватель, учитель — это должно быть призвание. Не каждый способен эффективно делиться своими знаниями и даже выражать свои мысли. Очень много технарей — интроверты.

Интервью с Максимом Полянчиковым| Dystlab Library

Есть мнение, что обучать — это готовить себе конкурентов. Ты с ним согласен?

Нет. В корне не согласен. Абсолютно. Это бред) Стив Джобс, кажется, сказал: “Вы должны обучить своих сотрудников так, чтобы они могли уйти в любую компанию. Но при этом относиться к ним так, что они не хотели уходить…”

Да, это узкая сфера деятельности, но здесь нет очень жесткой конкуренции. Тем более, если ты делишься с кем-то опытом, кого-то обучаешь, чаще ты получаешь неплохой фидбек в виде советов с позиции другого специалиста, его опыта. Такое взаимодействие обычно идет в плюс обоим специалистам.


прежде, чем выйти на какой-то уровень в практике, нужно учиться дополнительно


Ты веришь в силу дистанционного образования?

Да, но должна быть какая-то база: понимание процессов, аналитический склад ума… Чтобы хотя бы воспринять эти знания.

Обучать онлайн… Всё равно, школа с вузом дают не более 30% необходимых знаний, остальные 70% — уже осваиваешь самостоятельно (дополнительно, на практике). Я бы вообще рекомендовал специалистам любой сферы ни в коем случае не останавливаться в образовании. Образование не заканчивается с дипломом — скорее, с ним оно только начинается [улыбается]

Если говорить в целом, то миру есть чему поучиться у постсоветских стран, в частности — у Украины? Или это нам нужно перенимать мировые инженерные практики?

Однозначно, есть, чему поучиться. Потому как подходы в каких-то конкретных задачах — разные.

У постсоветских инженеров подход более фундаментальный, потому что не берется что-то уже готовое и уже известное. Мы привыкли все делать “с нуля”. Грубо говоря, мы не берем определенные вещи за аксиому, а пытаемся все доказывать заново. В некоторых случаях это плохо, а в некоторых — хорошо.

В европейском или мировом подходе такого нет: есть готовые шаблоны на разные типы задач — особо задумываться не приходится. Наши инженеры редко действуют по шаблону. Начинаются изыскания, попытки определить истоки проблемы, поиск решения, прогнозирование последствий.За границей же все очень сильно стандартизировано. Да, это экономит время. С другой стороны, если взять глобальное освещение (старые добрые ГОСТы) и взять ASME (американские стандарты) — увидим существенную разницу. ГОСТ не дает всех ситуаций, но дает базовые моменты, от которых нужно отталкивается при принятии решения в каком-то конкретном случае, а в международных стандартах “разжевано” все, не вникая в глубину. Поверхностно, но очень детально — как-то так [улыбается]. Четкие инструкции, шаг за шагом: сначала левую ногу, потом — правую… Некоторые вопросы очевидны для наших инженеров и такие инструкции кажутся даже слишком наивными.

Мне кажется, наши инженеры более комплексно смотрят на многие вещи.


наши инженеры редко действуют по шаблону. За границей же все очень сильно стандартизировано


Мы общались с выходцем из России, которому пришлось очень серьезно доказывать свою профпригодность на рынке труда в Канаде. Сдавал ли ты какие-то тесты, как проходил собеседования? Что там у них, за "горизонтом событий"?

Нет, особо никаких тестов не было. Достаточно было тех квалификационных удостоверений, сертификатов, которые у меня уже были. В нашей стране сейчас переходной период, и некоторые понятия промышленной безопасности сами себе противоречат.

Согласно нашего законодательства, у нас есть экспертные организации, есть уполномоченные организации и так далее. Но при этом, в международной практике есть лаборатории неразрушающего контроля, есть инспекционные органы. Что такое экспертная организация, никто не знает. И мы вроде как согласились взять на вооружение международные стандарты, перевели их методом обложки, но они никак не вписываются в действующую систему. Полный диссонанс. Даже имея сертификат по ISO-17020 (как инспекционный орган) или ISO-17065 (как орган проверки соответствия) экспертные организации в Украине вроде бы действуют, но в международную систему — никак не “влазят”.

Я столкнулся с тем, что на Ближнем Востоке работают американские стандарты. Подтвердить квалификацию может потребовать клиент, а может понадобиться сдать какой-то внутренний экзамен. Крупные нефтеперерабатывающие компании проводят обязательную квалификацию всего персонала, который допускается на объект повышенной опасности. То есть, если ты проводишь ультразвуковой контроль — пожалуйста, вот тебе сварной шов — тестируй, опиши дефекты и сделай выводы. Если твой уровень найдут удовлетворительным, ты допускаешься к дальнейшим работам (несмотря на то, какие там у тебя сертификаты). Такое часто практикуют и европейские компании.

Расскажи, как проводишь досуг

Работа моя часто связана с поездками в новые для меня места. Несколько месяцев назад приехали с ребятами в Иорданию и выяснилось, что оборудование задерживается на таможне. Так у нас неожиданно появилось полностью свободных 4 дня. Один парень из Индии, другой — из Южной Африки. Разбрелись по номерам в отеле, и сидят. Говорю: “Парни, давайте куда-нибудь съездим, сходим, посмотрим — ту же Петру посмотреть, в конце концов”. Они не вдохновились…

Все зависит от человека. Я обязательно стараюсь что-то посмотреть, когда попадаю в новое место. Проблема, конечно, когда в этом месте уже не впервые, или погода не способствует вылазкам. Сейчас я в Абу-Даби, здесь +45 — особо нигде не погуляешь.

Еще я очень люблю читать. Увлекаюсь фантастикой, альтернативной историей. Начал осваивать гитару [улыбается]

Интервью с Максимом Полянчиковым| Dystlab Library

Что посоветуешь молодым инженерам?

Посоветую два момента:

  • обязательно учите английский! Без него очень много информации теряется. Ограничивая себя одним языком, Вы ограничиваете себя и поле деятельности, которое можете воспринять
  • никогда не останавливаться в образовании. Постоянно учитесь. Даже если сложно, из другой сферы или вообще это вас сейчас не касается — постарайтесь разобраться. Если не разберетесь, то в самом процессе вы узнаете многое, что поможет вам в дальнейшей деятельности.

Фотоматериалы Максима Полянчикова

Комментарии   

+2 # Ник 12.09.2017 17:53
Очень мотивирующая информация. Даже где-то гордость пошевелилась за профессию))
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
+1 # Мария 12.09.2017 16:07
Отличное интервью! Интересный собеседник, очень хороший пример состоявшегося специалиста.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать

Под статьей | Случайные интервью