Умный поиск

Ольга Довченко: нужно заполнять себя знаниями, которых в универе — не добыть!

Ольга была одним из первых практикующих инженеров, кто прошел дистанционное обучение в Dystlab. Сегодня она увлечена архитектурой, дизайном, информационными технологиями, однако к профессии инженера по-прежнему относится с уважением. О том, как сделать жизнь работников технической сферы ярче и богаче, Ольга рассказала в данном интервью.

Ольга Довченко | Dystlab Library

Ольга, расскажите немного о себе: чем Вы сейчас занимаетесь, где работаете?

Я начинала работать инженером-строителем, но потом всё же решила стать дизайнером. Чтобы стать дизайнером с нуля, нужно получить архитектурное образование, но я подумала: “я же инженер, а это — почти дизайнер, только лучше” [смеется]. Устроилась на работу на позицию Project Manager в компанию, которая занимается архитектурной визуализацией. Там я проработала полгода, но на базе этой компании существует школа архитектурной 3D визуализации и моделирования, куда приходят ребята с нулевым уровнем, проходят там месяц интенсивного обучения и сразу получают работу в этой же компании.

Как Project [менеджер проектов — прим. ред.] на тот момент я уже знала все основные процессы внутри компании, но было интересно попробовать самой, как происходит процесс визуализации, дизайна. И я пошла на эти курсы, отучилась и сегодня у меня выпускной, я получаю диплом 3D художника [улыбается].

Здорово! Вас можно поздравить с этой знаковой датой?

Да, теперь я дипломированный специалист. На следующей неделе я уже выйду на работу и буду работать в 3ds Max, заниматься 3D визуализацией. В голове уже целый сериал своих интерьерных решений.

Получается, у Вас есть три образования: классическое (институт), на курсах онлайн (в Дистлаб) и теперь оффлайн (в Вашей компании). Расскажите об особенностях последнего формата

На мой взгляд, эта система обучения построена очень интересно и правильно. Удивительно то, что запоминается очень много материала, хотя никаких специальных приемов для заучивания не применяется. Эта система обучения называется “Boot Camp”, она становится всё более распространенной благодаря IT-сфере.

Что это за система?

Это своеобразный интенсив для быстрой выработки навыков. Такой формат придумали в американской армии для экспресс-подготовки солдат; применялся он в полевых условиях. В нашем случае материал, который можно было “растянуть” на 3-4 месяца по несколько раз в неделю, сжимается в рамки одного месяца с максимальным упором на практику. За 21 день ежедневной практики ты успеваешь его понять, разобраться, полюбить и он тебе даже начинает сниться.

Занятия проходят с 10 утра до 5 вечера. Дисциплина — на первом месте. Начало занятий в 10.00 и точка. Опоздание — “страйк”, 3 “страйка” — вылетаешь с курса. Это очень дисциплинирует. К счастью, никто столько не набрал [улыбается].

Время с 10:00 до 10:54 называется “bullet”, то есть “пуля”, по-английски. Дается задание, например “смоделировать стул”, которое нужно выполнить за эти 54 минуты.

Если ты первым справляешься с заданием, то на специальной доске напротив своей фамилии вешаешь оранжевый кружок. Если ты уже не первый, но тоже справился — зеленый кружок. Всего в команде участвует до 12 человек, так ментор успевает уделить внимание каждому. Доска открыта, и ты отслеживаешь свою успеваемость. Хотя это не конкуренция, а скорее, спортивный интерес. В процессе ты невольно задаешься вопросами типа "у меня сегодня только два кружочка, надо поднажать". Заводит!

После 6-минутного перерыва начинается следующий буллет. Да, это жестко: 6-54-6 — и так далее, в таком ритме… Тебя никто не будет ждать, с тобой никто не будет церемониться.

Вечером подводятся итоги. Выдается материал (видео или напечатанный) для работы на следующий день. Тут тонкий момент: учить ничего не надо, всё и так откладывается в памяти, потому что завтра ты его прорабатываешь практически, а вечером, если что-то непонятно — общаешься с ментором на часовой консультации. И всё — тема закрыта.

Ольга, а кто преподает на таких курсах?

Сейчас практикуют поход, когда работает не один преподаватель, а два. Это и студенты более ранних потоков, и опытные дизайнеры. Они чередуются по неделям. Первый преподаватель — опытный дизайнер, а вот второй — выпускник такого же Boot Camp. Я училась в Boot Camp 7, а мой учитель, к слову — в Boot Camp 2. Он пришел практически новичком, отучился, начал работать, поработал 6 месяцев и его уже пригласили преподавать.

Согласитесь, что практик может быть хорошим специалистом, но он не всегда может доступно и понятно объяснить материал. Учитывают ли на курсах в Вашей компании, что учитель — это призвание?

В этой школе преподаватель выступает больше как тренер, он ничему не учит (как в вузе, например). Никто не объясняет, как делать задание… Ты пришел, сел, подумал — и работаешь. Можно советоваться с другими учениками, что-то решать совместно, находить оптимальные пути решения задачи с коллективом. Это такая подготовка к реальному рабочему процессу. Потому что затем, чтобы выйти на новый уровень, нужно постоянно учиться и самому решать какие-то вопросы. Искать “проги”, справляться с “багами” [ошибками на IT-сленге, прим. ред.]. Чтобы сделать карьеру, нужно научиться получать от этого кайф.

Преподаватель в конце дня лишь отвечает на какие-то общие вопросы, по интерфейсу программы или по процессу моделирования.

Он пришел практически новичком, отучился, начал работать, поработал 6 месяцев и его уже пригласили преподавать

Это, скорее, менторинг?

Да, преподаватели здесь так и называются — CGI mentors. С совсем юными преподавателями был, своего рода, эксперимент. Но по факту, за полгода эти люди не только овладели 3D max, но и вышли на тот уровень, чтобы объяснять это другим. Не так давно они сами учились и сталкивались с этими же вопросами, поэтому могут вполне внятно объяснить, какой способ выполнения буллета оптимальнее, и почему. Ведь у нас учатся не только архитекторы, а вообще, кто угодно, даже бывшие продавцы.

Возраст учеников тоже абсолютно разный, от 17 и за 40.

Ольга Довченко | Dystlab Library

Ольга, что Вам больше всего нравится в Вашей работе?

Мне очень нравится, что по дизайну есть много доступных материалов. Когда я была инженером, я открывала Интернет в поисках какого-нибудь форума. Что мне удавалось найти? Сидят какие-то странные люди [смеется] и кажется, будто они все уже пожилые. Нет никакого объединяющего сообщества, нет доступных материалов, нет интересных мероприятий. Вообще, для молодого специалиста в инженерии очень мало информации. Как-то всё так странно, уныло. Ты вроде и хочешь на какую-то интересную конференцию попасть, но их просто нет.

Записалась однажды на вебинар по теплоизоляции. Ну, думаю, должно быть интересно. Сижу я, а остальным — 60+. Думаю, как так? Это ж должно быть, по идее, интересно… [улыбается]

Всё это напрочь убивало стремление развиваться. А сейчас как? Пишешь в поиске “дизайн” — десятки мероприятий в день, выбирай любое. Думаешь, на какое успеть. И все — интересные: качественные буклеты, книжки, презентации. А главное — сами люди. Жизнь кипит и развивается! Это круто, а в инженерии — абсолютный застой.

Пожалуй, это основное, что мне нравится в нынешней работе. Здесь легко перенять чей-то опыт.

Наша лаборатория как раз и затеяла свою деятельность, чтобы сдвинуть те проблемы, которые Вы озвучили и, отчасти, “раскачать” инженерию. Не думали ли Вы над тем, что в инженерии комфортнее работать мужчинам?

Я работала в проектном институте, где 60% — женщины (если не больше). Это женщины в возрасте 30+. Они учились еще в советской системе образования.

Мой отец (тоже инженер) рассказывал, что когда он впервые пришел на работу, то оказался единственным мужчиной в коллективе из 15 женщин. Самый младший и по возрасту, и по должности. А женщин-инженеров работало большинство, во многих институтах.

А как возник стереотип, что инженерия — неженское дело?

Мне кажется, что мужчинам больше нравятся расчеты. Женщины, в основном, чертят, конструируют. Они аккуратны, педантичны, внимательны, усидчивы.

Со мной на прошлой работе работал мой одногруппник, мы вместе учились. Он прекрасно считает, особенно металлоконструкции. Да, он умеет чертить и делает это качественно, но говорит, что ему скучно этим заниматься. А я — наоборот, не могу считать все эти балки, не вижу ничего прикольного в этом [улыбается]. Мне интересно конструировать, собирать чертежи вместе, распечатывать. Возможно, в этом и есть разница между мужчинами-инженерами и женщинами.

А в архитектуре, дизайне — также?

Нет, тут всё намешано [смеется]. Нет разницы между мужчинами-дизайнерами и женщинами.

Возраст тут вообще невозможно усреднить. Мы как-то спросили того парня из Boot Camp 2, который нас учил, сколько ему лет. Знаете, сколько? Оказалось, 18!

Выходит, Вас учил студент?

Нет, он говорит “а зачем мне учиться? В университете такому не учат”. Мы были поражены, так как самому младшему в нашей группе тогда было 24, а старшему — 45 лет.

Мы живем в интересное время. Нет возрастных границ. Можно работать где угодно, в любой стране. Можно заниматься любимым делом и быть успешным — не обязательно для этого иметь богатого папу или связи. Нужно иметь светлую голову. Это прекрасное время!

Ольга Довченко | Dystlab Library

Раз уж мы заговорили о мире без границ, поделитесь опытом взаимодействия с иностранцами?

За время работы инженером у меня такого опыта не было. Для меня до сих пор загадка, как можно что-то проектировать, не находясь в стране.

Что касается дизайна — у нас есть зарубежные заказчики (англичане, американцы, китайцы). Они присылают свои чертежи и эти чертежи похожи на наши. Разве что некоторые обозначения отличаются. Иностранные заказчики хорошо платят, но и четко ставят техническое задание. На мой взгляд, с такими заказчиками работать намного проще.

Иностранные заказчики хорошо платят, но и четко ставят техническое задание

Ранее Вы проходили обучение в Дистлаб. Какие впечатления остались о таком формате образования? Пригодилось ли изученное в работе?

Такой формат обучения лично для меня очень удобен. Я приходила домой после работы, никуда не нужно было ехать. В Дистлаб я прошла два индивидуальных курса. Считаю, что для меня это было полезно, несмотря на то, что позже я сменила работу.

Например, теормех я в институте не поняла вовсе. К концу онлайн-курса в Дистлаб я начала понимать, что к чему, потихоньку разбираться в процессах. Ранее я пыталась сама разобраться, но безуспешно. В ходе этого курса мы прошлись по основным темам и прояснили многие моменты — мне очень понравилось!

А начинала я с курса AutoCAD (тогда он мне казался просто космической программой). Так вот, преподаватель показал много полезных функций, как настроить AutoCAD под свои нужды. В общем, это мне помогло существенно продвинуться в теме и автоматизировать некоторые действия, которые на моей предыдущей работе делались вручную.

Ольга Довченко | Dystlab Library

Значит, Ольга, Вы рекомендуете заниматься самообразованием?

Да, безусловно! И об этом я готова говорить часами [смеется].

Я недавно закончила курс и уже нашла три следующих курса, которые мне интересны. Планирую учиться дальше, совершенствовать свои навыки. Тем более, всегда находится что-то новое, что хочется изучить подробнее. Процесс этот практически непрерывный. Потому что сейчас если не учиться, то очень легко сдать позиции.

Я считаю, что если в течение года свои знания никак не обновлять, это — провал… Если есть свободное время, лучше посвятить его профильным курсам. Тем более, что сейчас открываются новые школы, центры подготовки и т. п. Мне, например, сейчас нужно изучить Photoshop для постобработки 3D-визуализаций, поэтому я занялась поиском таких курсов.

теормех я в институте не поняла вовсе. К концу онлайн-курса в Дистлаб я начала понимать, что к чему

Каковы Ваши критерии подбора курсов? Чем руководствуетесь в выборе?

Прежде всего, я смотрю на программу курса. Сопоставляю, насколько она соответствует тем навыкам, которые я хочу приобрести. Хорошо, когда есть примеры работ, которые я смогу выполнить по окончанию курса. Второй момент — расписание: насколько мне подходит время занятий. И уже только потом я смотрю на цену.

На отзывы смотрю редко, потому что не доверяю этой информации. Они могут быть “накрученные”, заказные.

Очень круто, если есть возможность пройти пробное занятие, посмотреть, как это всё происходит.

Лаборатория Дистлаб недавно перешла к формату конструктора индивидуальной программы: можно самостоятельно отметить темы, которые хотите изучить. Насколько это удобно, на Ваш взгляд?

Я скажу, что 50/50. В случае, когда слушатель уже неплохо ориентируется в этих темах и хочет углубить свои знания — конечно, удобно. А если человек — абсолютный новичок, то ему будет спокойнее взять уже сформированную программу, чтобы максимально охватить всё необходимое.

Я проходила Boot Camp по 3ds Max. Длился он 21 день, было охвачено 20 тем. Обучение построено очень логично и последовательно. Таким образом, у меня создалось впечатление, что всё самое важное я охватила и могу развиваться дальше, имея такую прочную основу.

А каков порядок цен на подобные курсы на украинском рынке услуг?

Ну, вот например, такой интенсивный курс как Boot Camp стоит около 1000$ и выше. Большинство курсов касается ИТ. Идея таких интенсивов заключается в том, чтобы за короткое время освоить как можно больше информации и выработать навыки, позволяющие применять усвоенное на практике. Они ориентированы на выпуск специалистов, которые способны сразу работать в сфере.

Другие курсы, которые длятся дольше (2 или 3 занятия в неделю) стоят меньше, от 4500 грн. [примерно 160..170 USD, прим. ред.] Они тоже хорошие, но только растянуты во времени, на несколько месяцев обучения.

Минимальная цена, за которую можно найти профильные курсы — около 2500 грн. [примерно 90..100 USD, прим. ред.]

Ольга Довченко | Dystlab Library

Считаете ли Вы себя успешной? Что можете сказать по поводу престижа профессии, в которой работали, и той, в которой работаете сейчас?

Сказать, что суперпрестижно — сложно. Вот архитекторы считают свою профессию престижной, не стесняются называть мастерские своим именем [улыбается].

Сейчас я “кручусь” среди дизайнеров. У них немного иначе. Для них важно, чтобы было “вау, круто!”, на престиже они не фокусируются. То есть главное здесь — круто делать свою работу.

А кто оценивает результат?

Прежде всего, ближайшее окружение: коллеги и (обязательно!) клиенты. То, что клиенту “зашло” — показатель “крутости” №1.

Еще можно выкладывать работы в Интернет. Работы некоторых моих коллег можно найти в южнокорейских журналах по 3D-графике. Участие в конкурсах, классное портфолио также помогают получить признание коллег.

Высокая оценка твоих работ и есть цель. Результат оценивается другими людьми. Мне это нравится.

Как думаете, можно ли “раскачать” инженерную сферу, сделать ее модной?

Мне кажется, что можно. Я думала об этом раньше.

Хотя сейчас там всё, довольно-таки, печально. Денег — мало, фирм — мало, специалистов — мало. Супервыдающихся личностей, на которых можно было бы равняться — вообще нет. Нет такого суперинженера, за которым бы ты следил в Инстаграме (хотя я нашла одного такого в Европе, но создается впечатление, что он действительно один такой во всем Инстаграме).

Что бы я сделала в этой сфере, так это изменила бы систему образования. В принципе. Та, что есть сейчас — трухлявая и никуда не годится.

Нет такого суперинженера, за которым бы ты следил в Инстаграме

Это интересно. Если бы Ольга Довченко стала министром образования, что она изменила бы, в первую очередь?

Базовую подготовку (сопромат, теормех, начертательную геометрию) я бы оставила. Но при условии, что объяснение велось бы доступным языком.

Да и вообще, чтобы преподаватели изменили свой подход к студентам. Сейчас им — всё равно. Они считают всех дураками (“Чего вы сюда пришли?”) и больше беспокоятся о каких-то формальных моментах (опоздания, посещаемость, конспекты).

Следующий вопрос — компьютеризация. Каждого студента нужно обеспечить компьютером с необходимым программным обеспечением (AutoCAD, Revit и т. п.) и обучать работе в них. Например, рассказывая о балке, продемонстрировать ролик о том, как она работает. Помню нашего профессора в институте, который ходил с куском поролона и на нем показывал, как гнется балка. Он до сих пор ходит с этим поролоном — вот и вся наглядность.

Когда я училась, мы до 4-го курса все чертежи делали от руки, а с программой Автокад я вообще познакомилась на каникулах, попросила одногруппника мне показать. Учились на случайном чужом файле…

А на работе-то всё совсем другим оказалось. Такое чувство, что эти четыре года читал теорию, а потом вышел и начал что-то делать…

Что мне нравится в зарубежной системе образования, так это упор на практику. Это не просто пришел и поставил штампик, что ты её где-то прошел, а люди реально ищут компании, в которых можно работать на практике. А потом могут там и остаться…

Но у нас есть проблема и с другой стороны: компании не хотят брать людей без опыта работы…

Да. На моей предыдущей работе к нам приходили практиканты после техникума. Так вот, были сложности, потому что они ничего не знали. Вообще ничего, даже что-то банальное нарисовать в Архикаде не могли. И наша компания отказалась принимать таких учащихся к себе на практику. Неприятный был инцидент.

Основной посыл учебным заведениям от работодателя: готовьте нормальных специалистов, чтобы они хоть немного понимали, что им придется делать после учебы. Когда ребята будут мотивированы и будут стремиться работать, то и фирмы с удовольствием возьмут таких на практику.

В сфере ИТ всё проще. Там нет жестких требований к наличию диплома. Более того, там постоянно занимаются обучением, повышением квалификации — это нормально.

Ольга Довченко | Dystlab Library

А как насчет корпоративной культуры? Это важно?

Здесь важно показать Workflow. Мы привыкли, что инженер работает с 8 до 5. Какой бы он ни был молодой и перспективный, он всё равно работает с 8 до 5.

В ИТ-компаниях люди работают, потому что работают. Это неважно: 5, 6, 7 часов вечера…

Такое чувство, что эти четыре года читал теорию, а потом вышел и начал что-то делать…

То есть, им это в “fun”?

Да, это в кайф, потому что люди получают оплату за количество отработанных часов или по выполнению проекта. Нет фиксированной ставки. Только если инженерная компания изменит свою бизнес-модель, применит систему управления типа Scrum и будет платить процент от стоимости проекта — тогда люди будут мотивированы работать больше, лучше.

Это я говорю из личного опыта. Когда я пришла в компанию, в которой работаю на данный момент, люди работали до позднего вечера. Когда работы недостаточно, они её требуют! Я сначала не понимала этого, но позже, когда сама стала выходить из офиса к 11 вечера и в конце месяца получать зарплату, думала: “Вау! Вот это я дала! Вот это я крута! Надо бы поднажать в следующем месяце…”

Здесь, по сути, сам на себя работаешь. У нас нет ставки, даже минимальной. Каждый месяц ты начинаешь “с нуля”. И когда видишь, что за неделю до конца месяца имеешь всего 300 долларов, а еще надо за квартиру заплатить и т. д. — начинаешь шевелиться. Осознаешь, что всё зависит только от тебя! От того, насколько ты хорошо сработаешь, насколько быстро сможешь закрыть текущий проект и получить за него деньги.

Система управления, используемая в ИТ-компаниях — Scrum. Здесь нет четкой иерархии, но есть команды. У каждого участника процесса есть четкие обязанности, выполняя которые, команда приходит к общему результату. Например, проджект-менеджер обязан написать правильно техническое задание и потом проверить работу. Насколько качественно он с этими обязанностями справится, настолько быстро и качественно сработает команда. Будет меньше правок. А может статься, что ребята из команды ему скажут: “Так пиши нормально! Ты невнятно написал. Мы не так поняли, "налажали", завалили проект…” Начальство ругать не будет, а вот от команды — достанется [улыбается].

Инженерия — очень ответственное дело, но получается, что традиционная схема организации труда развивает у сотрудников компании некую аморфность, инфантильность?

Я бы сказала, происходит тихая деградация. И я хотела бы что-то изменить, попробовать применить новые подходы к управлению. Но боюсь, что это не сработает. Не потому, что не эффективно, а прежде всего потому, что сами люди не захотят этим пользоваться.

Я представляю себе ситуацию: сидит инженер с 20-летним стажем, а я ему: “Будешь получать теперь почасовую оплату и ежедневно отправлять мне отчеты о выполненной работе” (система контроля должна же быть). Мне кажется, я столкнусь с отрицанием, даже негодованием с его стороны.

Начальство ругать не будет, а вот от команды — достанется

А если начинать с молодых специалистов? Может, им легче зайдет?

А молодых — мало. Они в меньшинстве, это раз. Им страшно — это два. Если ввиду этого конфликта начнут уходить старшие (а начнут, поверьте!), то молодежь тоже долго не задержится. Потому что старшие для них сейчас — как менторы. В инженерном деле особенно важно иметь наставника, к которому можно обратиться в случае необходимости.

Есть и другие сложности. Я не знаю почему, но у нас народ не любит напрягаться. В инженерии превыше всего стабильность (ставка, пенсия и т. п.). Отсутствие ставки выбивает из колеи и вынуждает каждого быть немного предпринимателем. А это уже “напряг”, если ты привык к стабильности и не хочешь принимать решения.

Конечно, это непросто — постоянно напрягаться, чтобы заработать больше. Но есть огромный плюс: ты становишься профессионалом, и вскоре заработок будет даваться легче. Более того, эти деньги придут более заслуженно, я считаю, потому что ты крут, ты развился.

Я думаю, что если взять инициативную группу и попробовать с ней применять другие подходы, то выйти на качественно иной уровень, скорее всего, получится (даю 85% вероятности). А вот если с этим прийти в “стандартную” инженерную компанию, то последует просто массовое увольнение сотрудников — они этого не поймут и не примут.

Ольга Довченко | Dystlab Library

Отсутствие ставки выбивает из колеи и вынуждает каждого быть немного предпринимателем

Предлагаю немного пофантазировать и представить ситуацию: мы берем выпускника школы и сразу погружаем его в систему передового технического образования (онлайн или оффлайн — не важно, условный Boot Camp). И будем ориентировать его сразу на компанию, которая работает по описанной Вами модели. Можно ли таким образом как бы инкубировать специалиста, взрастить новое поколение прогрессивно мыслящих инженеров?

У меня по этому поводу две мысли. Я общаюсь со знакомыми ребятами, слышу разговоры других людей и пришла к выводу, что наше поколение своих детей в университет отправлять уже не будет. Мой друг-дизайнер, отец 2-летней девочки, поделился планами: когда она вырастет, лучше отдать её на несколько профильных курсов, а в универ даже не ходить — бестолковая трата времени.

А вот о тенденциях подготовки специалистов “с нуля” расскажу на примере. Два условных специалиста с солидным опытом и кучей заказов понимают: чтобы развивать свою компанию и больше зарабатывать, нужны еще рабочие руки. Где их искать? На сайтах по трудоустройству можно найти парочку, а им нужно 20! И они организовывают школы при компании (те же курсы) и готовят специалистов для работы в своей сфере за месяц, к примеру. И гарантируют трудоустройство.

Эта ситуация реальна, многие компании уже пришли к выводу, что если хочешь получить хорошего специалиста, лучше его “взрастить” самостоятельно.

Я считаю, что для инженерной фирмы это было бы идеально. Нужен электрик — обучи! От этого все только выиграют. Даже если после курса к Вам на работу придут не все, то деньги на курсе Вы всё равно заработаете.

Ничего нового в этом нет. Систему оперативной подготовки кадров разрабатывал еще МакДональдс, для сети своих ресторанов [улыбается].

если хочешь получить хорошего специалиста, лучше его “взрастить” самостоятельно

Спасибо Вам за беседу, Ольга. Пожелаете что-нибудь тем, кто планирует свою карьеру?

Будучи студентом, не стоит прогуливать пары и думать, что как-то оно там образуется. Если бы я вернулась в студенческое время, то параллельно проходила бы специализированные курсы. Это никогда не рано и никогда не поздно. Но лучше начинать раньше [улыбается].

Инженерное дело, на самом деле, очень интересное. И если в нем как следует разобраться, оно может стать очень прибыльным. Просто привычный процесс подготовки инженера — долгий и часто “размазан” во времени, а сейчас ценна каждая минута. Месяц курсов — это идеально. Два — уже много. А пять лет учебы — неимоверно долго! Пока получишь сертификат ГИПа, рискуешь стать “старым пер*уном”.

Как можно скорее нужно развиваться, чтобы к окончанию вуза иметь все необходимые навыки и хотя бы минимальный опыт работы. Если все пять лет просто ходить на учебу — рискуете потратить это время впустую. Нужно заполнять себя знаниями, которых в универе — не добыть.

Фотоматериалы Ольги Довченко

Комментарии   

0 # Igor 19.11.2017 19:15
Сказала, как отрезала. Всё верно, молодец!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
+1 # Мария 09.11.2017 07:45
Интересуетесь 3D-моделированием, хотите попробовать себя в качестве дизайнера? Приходите на наш онлайн-интенсив уже в эту субботу (11.11)!
community.dystlab.com/.../4-3d
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать

contact | Был ли этот материал полезным?

Под статьей | Случайные интервью